закрыть
Задать вопрос

Заполните форму и Ваш вопрос будет отправлен нам. Система нашей справки на основании Вашего вопроса подберет наиболее подходящие ответы. Если ответов на Ваш вопрос не будет в списке предложенных, то он будет адресован сотруднику НТБ и ответ Вы получите по указанному Вами почтовому адресу, а также ответ будет опубликован в справке.









Бункер Сталина. Самарский эксклюзив

БУНКЕР СТАЛИНА В КУЙБЫШЕВЕ - самарский эксклюзив

 Есть в Самаре (Куйбышеве) исторический объект, который привлекает огромное внимание – это «БУНКЕР СТАЛИНА». По слухам, это не «бункер», а целый город, на который было потра­чено много денег. Ещё в войну ходило много слухов, что там строится глубокое подземелье, куда собирается переехать пра­вительство в случае большой опасности. Поговаривали даже, что туда на Волгу будет перенесена столица в случае сдачи Москвы... В пятидесятые годы 20 в. куйбышевские геологи об этом сверхсекретном объекте знали (даже знали некоторые «детали»: глубину, этаж­ность, общую площадь и т. д.). При этом утверждалось, что теперь это ПРОТИВОАТОМНОЕ УБЕ­ЖИЩЕ для обкома, горкома и горисполкома. Бункер Сталина в Самаре - самый мощный из ныне рассекреченных бункеров. Его глубина - 37 метров, это высота 12-этажного дома. Аналогов такого строительства еще не было, особенно если брать во внимание сроки. Гигантская "нора" была выкопана менее, чем за 9 месяцев беспрерывного круглосуточного труда. В бункере была автономная система регенерации воздуха и своя электростанция. Кстати, все это до сих пор находится в рабочем состоянии. Бункер и по сегодняшний день сохранил герметичность и рассчитан на полную автономность в течение пяти суток. Бункер мог выдержать прямое попадание самой большой авиационной бомбы того времени - над всем этим сооружением монолитный бетон толщиной три метра, песчаная прослойка и еще один метровый бетонный "тюфяк".

Для туристов Музей «бункер Сталина» – сегодня одна из самых интересных достопримечательностей Самары. А вот как писали о «БУНКЕРЕ СТАЛИНА» журналы начала 21 века.

Журнал «Чудеса и приключения» ( 2001. – N 7. - С. 30-31)

Бункер Сталина

Лев Вяткин

В октябре 1941 года Вермахт вплотную подошёл к стенам Москвы. Создалась реальная угроза сдачи столицы. Именно в это время И. В. Сталину доставили данные английской разведки, в которых англичане информировали Кремль, что Гитлер перестал появляться публично, опасаясь покушения на свою жизнь. Все важные совещания он проводит в специально оборудованных подземных бункерах, тщательно охраняемых войсками СС, местоположение которых засекречено. Далее в шифровке сообщалось, что основной бункер располагается под Имперской канцелярией в Берлине, другой, более мощный, «Волчье логово» - на окраине немецкой столицы, «Медвежье логово» — в Восточной Пруссии под Кенингсбергом; есть у Гитлера и бункера в других местах. Все убежища построены весьма тщательно по проектам, которые разрабатывало ведомство Ф. Тодта.

Прочитав донесение англичан, Сталин красным карандашом написал на левом верхнем углу: «Кто такой Тодт?»

На второй день на его столе уже лежала справка: немецкий инженер Фриц Тодт характеризуется специалистами как превосходный инженер. С середины 30-х годов он курировал строительство трёх тысяч километров скоростных автомобильных дорог, предназначенных для военных и гражданских нужд, соединивших все важнейшие промышленные и сельскохозяйственные районы Германии. Он автор четырёхлетнего плана строительства важнейших стратегических объектов, включая «линию Зигфрида» на западной границе Германии. Имелась и психологическая справка, что Тодт - единственный из окружения Гитлера, кто противостоит искушению лести, предпочитает жить тихо и скромно, избегает интриг.

Вскоре после ознакомления Сталина с этой информацией под грифом «Совершенно секретно» появляется постановление Государственного комитета обороны за № 945 от 22 ноября 1941 года «О строительстве специальных убежищ в городах: Саратове, Ярославле, Горьком, Казани, Ульяновске, Куйбышеве и Сталинграде». В постановлении говорилось: «ГКО постановляет построить в перечисленных городах командные пункты-бомбоубежища. Строительство, помимо Куйбышева, (особо важный объект.- Л. В.) производить по типу, принятому для города Горького, с полезной площадью - 300 кв. метров... К работе приступить с 1 декабря 1941 года и закончить к 20 января 1942 года. Руководить строительством поручить НКВД СССР, а непосредственное выполнение работ возложить на Метрострой НКПС СССР... На члена ГКО тов. Л. Берия возложить наблюдение за выполнением настоящего постановления».

Только в декабре 2000 года я смог спуститься в подземный бункер Сталина, вырытый в Самаре (Куйбышеве) на высоком берегу Волги, осмотреть и даже сфотографировать его. 

Бункер расположен в черте города под улицей Фрунзе. Вход в него - с первого этажа дома № 167, жильцы которого долго и не подозревали, что под ними находится важный стратегический объект. Моим гидом в путешествии по Музею-бункеру оказался директор музея Анатолий Васильевич Солуянов. По словам директора, сразу после снятия с объекта секретности многие уникальные вещи, оборудование, облицовка стен кем-то были весьма стремительно сняты и вывезены в неизвестном направлении. Частично была снята даже электропроводка и демонтированы агрегаты жизнеобеспечения подземелья. Сюда быстро проникли сырость и затхлость. Пришлось изрядно потрудиться, чтобы восстановить интересный исторический объект.

Бункер начинается с первого этажа дома, где за неприметной дверью во дворе располагались проходная и дежурная часть со средствами правительственной и местной связи, шифровальными аппаратами и прочим, постоянно охраняемые сотрудниками НКВД. В глубине этого помещения справа небольшая дубовая дверь с сигнализацией, ведущая к лифту и лестничной площадке.

Если бы сюда прибыл Сталин, ему, выйдя из машины, достаточно было сделать лишь два шага, чтобы войти, миновать вытянувшихся в стойке «смирно» дежурных и в сопровождении охраны и генералов проследовать к лифту. Остальные могли по лестнице спуститься на первый ярус, располагавшийся на глубине 12 м, и, миновав длинный коридор с рядом тяжёлых стальных дверей с «задрайками» и стоящей возле них охраной, пройти к следующему лифту и лестницам, ведущим в нижний ярус и к главным помещениям бункера. Вот комната ожидания (она же могла быть комнатой отдыха вождя, где он мог выспаться на диване или работать и читать за столом). Здесь было всегда тихо, никаких посторонних звуков. Даже бомбардировка города и разрывы снарядов здесь не были бы слышны. Глубина подземелья 34 метра! Комната отдыха вождя облицована дубовыми панелями, под потолочным сводом в клеточку люстра, на стенах портреты Суворова и Кутузова. В углах по периметру дубовые двери в ванную и туалетные комнаты.

- К сожалению,- говорит Анатолий Васильевич,- эту комнату изрядно выпотрошили, и мы не знаем точно, что здесь находилось. Например, в этих трёх нишах вдоль стен, которые пришлось задрапировать голубым шёлком...

Далее мы проследовали в небольшой предбанничек для личного секретаря Сталина или дежурного, обязанностью которого было докладывать о прибывших на приём к вождю. Сбоку массивная дверь, ведущая в просторный зал заседаний Ставки, напоминающий кабинет вождя в Кремле. К столу с телефонами и креслом, где должен был по своему рангу сидеть Сталин, примыкал длинный стол, покрытый зелёным сукном, с 24 стульями в чехлах. За спинкой кресла во всю стену большая карта хода военных действий на фронтах. У меня создалось впечатление: зал заседаний в бункере Сталина проектировался с таким расчётом, чтобы в перерывах между совещаниями он мог служить и кабинетом для Сталина. В пользу этого предположения говорят фальшивый камин у левой стены и габариты помещения.

По скупым сведениям, собранным Солуяновым, Управление Московского метрополитена по секретному распоряжению Берии выделило для строительства в октябре 1941 года 600 лучших рабочих и инженеров. Их доставили в Куйбышев, и они ещё до наступления зимы начали рыть под фундаментом дома вертикальную штольню диаметром 6 метров. При строительстве бункера было вынуто огромное количество грунта, который скрытно вывозился в какой-то отвал, и никто из жителей близлежащих домов и города этого не заметил. Скорее всего жильцы дома № 167 и соседних домов до начала работ были отселены под благовидным предлогом, а на их месте поселились охрана и сами строители. Работы велись круглосуточно в три смены. Вынутый грунт вывозили ночью в мешках. Стенки штольни состояли из типовых метростроевских секций, скреплённых болтами, что предохраняло её от осыпания, оползней и создавало надёжную прочность конструкции. Позднее сюда были встроены пролёты металлических лестниц и лифт, проложены электрокабели, трубы водяного отопления, вентиляции и прочих коммуникаций.

Затем был прорыт и забетонирован 90-метровый коридор со служебными помещениями и запасным выходом наверх (через подвал другого дома). После этого была заложена основная, более широкая штольня в 7 этажей до проектной глубины 34 метра.

Я поинтересовался, нет ли из бункера выхода к Волге, которая в каких-то 300 метрах от него, но Анатолий Васильевич ответил, что такового нет, хотя в принципе его не трудно было прорыть, заложив встречную наклонную штольню.

Сталин так и не приехал в Куйбышев, хотя решение о переезде правительства было уже принято, и на Ходынском аэродроме в капонире находился самолёт Ли-2 с прогретыми моторами. Но Иосиф Виссарионович решил: советские люди должны быть уверены, что в тяжёлый для Родины момент Сталин находится в Кремле.

Моя экскурсия по подземным помещениям бункера Сталина подошла к концу. Поблагодарив Анатолия Васильевича за интересный рассказ, я поднялся наверх. Покидая Самару, я увозил с собой ощущение, что посетителям музея показывают не все помещения и что в истории с бункером Сталина ещё много белых пятен.

Журнал «Знак вопроса». – 2000. –N 2. – С. 39-43

 Базы в преисподней

(Отрывок)

М. Я. Максимов

ПОДЗЕМНЫЕ ГОРОДА

Подземные аэродромы, стоянки для подводных лодок, заводы в преиспод­ней — это еще не все. Своей вершины (или наибольшей глубины, если хотите) мастерство строителей подземелий дос­тигло при сооружении спецсооружений для сильных мира сего. Эти объекты, со­оружавшиеся под покровом строжайшей секретности, лишь недавно приоткрыли свои двери для посторонних. И при этом стали открываться вещи удивительные...

ЗА СКРОМНОЙ ДВЕРЬЮ

Октябрь 1990-го ознаменовался оче­редным триумфом гласности: был рас­секречен один из важнейших стратегиче­ских объектов Великой Отечественной — бункер Сталина в Самаре. С мая 1991 го­да после небольшого косметического ре­монта он начал функционировать как му­зей. С тех пор его посетили около 200 ты­сяч гостей из 43 стран! Шеститомная книга отзывов полна восторженных за­писей... Правда, официального статуса музея главная самарская достопримеча­тельность по сей день не имеет. Да и за­метить ее незнающему человеку доволь­но трудно...

За скромной дверью под парадной лестницей — несколько ступенек вниз. Маленькая площадка; справа двери лиф­та; чуть дальше лестница в подземелье — 192 ступени под мрамор, железные пери­ла. Чугунные тюбинги с резиновыми прокладками между стыками. Ими обде­ланы оба шахтных ствола. Снаружи тю­бинги оклеены гидроизоляцией и защи­щены метровой железобетонной рубаш­кой. Сверху объект прикрыт железобе­тонной плитой толщиной 4 м. На отмет­ке 34 м — технический этаж: галерея с системами жизнеобеспечения, соеди­няющая шахты.

Суммарная жилая площадь убежища — 200 кв. м, не считая технического этажа. Глубина — 37 м. Для сравнения: личные убежища Черчилля и Рузвельта распола­гались всего лишь на уровне «минус вто­рого» этажа, гитлеровский бункер в Бер­лине уходит в землю на 12 м, знаменитое «Вольфшанце» под Винницей — на 16.

Наконец мы на дне — на 12-м этаже от поверхности.

Комната отдыха Иосифа Виссарионо­вича. Не больше 20 кв. м, скромная, но уютная и со вкусом отделанная. Пись­менный стол, то ли старинный, то ли под старину, с зеленым сукном. Диван под серовато-белым холщовым чехлом. Светлый паркет, высокий сводчатый по­толок с алебастровой лепниной, люстры. На стенах и потолке — панели, обитые голубоватой материей, — что-то вроде ложных окон. Портреты Суворова и Ку­тузова. Шесть дверей, из которых одна входная, одна в туалет, а остальные четы­ре... не ведут никуда. Открываешь — глу­хая стена...

Эти ложные двери уже несколько лет являются предметом псевдонаучных ги­потез и насмешливых догадок. Многим особенно нравится такая: хотели вну­шить посетителям, что комната со всех сторон окружена охраной. Но, вполне вероятно, ближе к истине самарский пи­сатель Андрей Павлов, автор книги «За­пасная столица»: лишние двери снимали гнетущее ощущение замкнутого про­странства. Ведь за всякой дверью автома­тически предполагаешь коридор, другое помещение, а то и улицу. И даже если из­вестно, что на самом деле ничего там нет, психологическое действие сей нехитрой уловки сохраняется.

Вот только зачем фальшивые двери открываются?..

Рабочий кабинет Сталина — он же зал заседаний Политбюро. Здесь светлее и просторнее, но интерьер аскетически официальный. Длинный стол посредине с 14 стульями для заседающих и второй - возле стены - для стенографистов. Еще два небольших стола у двери: справа - для личного секретаря Сталина, слева - для дежурного офицера охраны. Нако­нец широкий и длинный стол председа­тельствующего; позади его кресла - ог­ромная карта военных действий.

Невольно вспомнился другой бункер (где, кстати, Сталин не раз бывал) - в Москве на Мясницкой. Как он убог по-сравнению с самарским и в каком запус­тении находится сегодня!

ПОДЗЕМНОЕ УДАРНИЧЕСТВО

Агрессия Гитлера в конце 30-х вызва­ла всплеск (или, лучше сказать, «вгрыз»?) отечественного бункеростроения. И все-таки к началу войны да­же Кремль не имел собственного бомбо­убежища. Складывается впечатление, что советское руководство задумалось о подземных укрытиях для себя лишь по­сле того, как «пример показал» Гитлер, выстроив бункер под имперской канце­лярией в Берлине. Или наши вожди по­просту не верили, что в самое сердце страны кто-то может прилететь и начать что-то бомбить? Зато после нападения Германии, наверстывая упущенное, за какие-то полгода в ударном порядке за­вершили сооружение бункера ПВО в Москве, за год - самарский (тогда куй­бышевский) спецобъект и т. д. Вот что думает по этому поводу мет­ростроевский ветеран Л.М. Семик, уча­стник строительства убежища для Вер­ховного главнокомандующего в Самаре:

- С 1939-го я в управлении Метростроя занимал пост заместителя начальника 3-го отдела, ведавшего как раз специаль­ными работами. Тогда уже были пущены две очереди метро, и там мы монтировали и испытывали оборудование особого на­значения: шахты, санузлы, вентиляцион­ные камеры. Днем, пока ходили поезда, мы трудились на подземных объектах, а вечерами и ночами приспосабливали мет­рополитен под бомбоубежища. В 1940 го­ду закончили земляные работы и присту­пили к монтажным в бункере ПВО под Советской (ныне Тверской) площадью. Словом, подготовительные мероприятия на случай возможной войны начались за­долго до июня 1941-го, и ни о каком на­скоке или импровизации речи нет. И ста­линский бункер в Куйбышеве строился несколько лет. Более того, в городе тогда создали и другие подземные сооружения, в частности, под авиационным заводом. Кое-что построили в Горьком, Ульянов­ске, Сталинграде... Да если на то пошло, и многих московских подземелий военных лет мы не видели и, вероятно, долго еще не увидим!

ЗАПАСНАЯ СТОЛИЦА

Как утверждает Семик, еще за не­сколько лет до начала войны рассматри­вался проект переноса столицы в Куйбы­шев в случае возникновения экстраорди­нарных обстоятельств. В октябре 1941-го такие обстоятельства возникли: немцы стояли на подступах к Москве, и кто-то в Политбюро — скорее всего сам Сталин — высказал мысль, что, возможно, Москву придется оставить противнику, как это уже было в 1812 году.

15 октября «ввиду неблагоприятного положения в районе Можайской оборо­нительной линии» Государственный Комитет Обороны принял следующее постановление:«1. Поручить т. Молотову заявить иностранным миссиям, чтобы они сегодня же эвакуировались в г. Куйбышев. Сегодня же эвакуировать Президиум Верховного Совета, также правительство во главе с Молотовым (Сталин эва­куируется завтра или позднее, смотря по обстановке). Немедленно эвакуироваться органам Наркомата Обороны и Наркомвоенмора в г. Куйбышев, а основной группе Генштаба в г. Арзамас».

Где же предстояло разместиться политическому и военному руководству страны? Разумеется, в местной партийной цитадели - здании обкома. Под ним расположен нынешний «исторический объект гражданской обороны». Снова рассказывает Лев Маркович Семик:

- В октябре 1941-го меня вызвали в управление Метростроя, приказали срочно собираться и выезжать в Куйбышев. И не мне одному: объединили две организации - монтажную, возглавляе­мую мной, и отделочников; все рабочие выехали вместе с семьями. Прибываем на место - а там уже завершены проходческие работы, две шахты почти готовы. Чтобы их пройти, требовалось как минимум полгода - откуда следует, что бункер начали строить до войны.

Мы поселились в школе на улице братьев Коростелевых. Жили в классах, по четыре-пять семей в одной комнате, кое-как разгородившись... С первых же дней приступили к монтажу систем жизнеобеспечения - сантехники, вентиляции, энергетики, теплоснабжения; все оборудование прибыло из Москвы раньше нас. Работали круглосуточно, в две смены по 12 часов, под жестким контролем в обстановке строжайшей секретности. Людей хватало, любые нужные материалы и технику доставляли по спецзаказу, снабжали отлично. Руководил стройкой Николай Михайлович Исайя, тоже инженер - метростроевец. Главной трудностью явилась как раз необходимость блюсти конспирацию - никак нельзя было допустить, чтобы горожане узнали, чем мы занимаемся. Поэтому вырыли временную штольню, выходящую за территорию обкома, и по ней вывозили грунт - мимо городского театра на склон холма. А уж оттуда землю убирали ночью. К апрелю 1942 года в основном закончили монтажные работы, к декабрю - отделочные.

ОПЕРАЦИЯ «КРЕМЛЬ»

...Несколькими месяцами раньше под Хлебной площадью выстроили убежище для дипломатического корпуса — не столь глубокое и отделанное попроще, с деревянными стенами. К приезду высо­ких гостей все подготовили, в том числе личный автопарк генсека — несколько бронированных лимузинов, заблаговре­менно перевезенных из Москвы. Со дня на день ждали хозяина. Но тот беспрестанно откладывал отъезд, а после разгрома немцев под Сталинградом окончательно решил остаться в столице.

Впрочем, спешное контрнаступление советских войск в декабре 1941 -го не отвело полностью угрозу от Москвы. Многие историки и беллетристы позднее писали, что Сталин непомерно преувеличил опасность повторного немецкого наступления на столицу и не внял Жукову, правильно предвидевшему основной удар на юге европейской части страны. Справедливости ради отметим: у Верховного имелись если не основания, то повод настаивать на своем.

Сегодня известны подробности операции «Кремль», разработанной и проведенной особым конструкторским бюро. Это была продуманная, ненавязчивая и убедительная дезинформация, предназначенная для генштаба Красной Армии. Сводилась она именно к тому, что московское направление останется для вермахта главным и в 1942 году. А внедряли ее в Ставку такие прекрасно подготовленные и законспирированные агенты абвера, как, например, Владимир Миницкий: он перед войной состоял в секретариате Сталина, 13 октября 1941-го угодил в плен под Вязьмой, был завербован ведомством Канариса, а спустя восемь месяцев, снабженный безукоризненной легендой, вернулся на Родину и умудрился устроиться на работу в ГКО!

Таким образом, даже после успешно­го контрудара советских войск под Москвой от идеи резервной столицы не рискнули отказаться. Строительство бункера в Самаре не прерывалось. Лишь к концу 1942-го окончательно стало ясно, что Гитлер войну проиграл. Сталин так и не выехал из Москвы. Постепенно туда возвратились эвакуированные министерства и ведомства, а в 1943-м - дипломатические миссии...

Вернемся и мы непосредственно к теме сегодняшнего разговора.

ОБЪЕКТ ОСОБОЙ ВАЖНОСТИ

Недавно были открыты дополнительные подробности создания куйбышевского бункера. Например, в письме, отправленном из Москвы в Куйбышев 22 мая 1942 года начальнику строитель­ства № 1 Н. М. Эския проектной конто­рой Метропроекта, речь идет о... тюфяке.

Однако не думайте, что кто-то в Метропроекте вдруг заинтересовался, насколько мягко спать товарищу Эскии. Нет, «тюфяк» на жаргоне метростроевцев - это громадная бетонная плита, которая должна защитить в случае бомбовых ударов. Указан даже вес фугасных авиабомб: 1800 килограммов, 2000 кило­граммов... Для времен минувшей войны вес запредельный. Об особой важности объекта говорит и толщина защитной бетонной плиты - более 3 м. И глубина, равная двенадцатиэтажному дому, на которую был упрятан от посторонних взоров зал заседаний. Ни одно из технических сооружений того времени не маскировалось так надежно. И ни один человек в воюющей стране не мог претендовать на подобные меры пре­досторожности, кроме Верховного глав­нокомандующего товарища Сталина и его ближайших соратников. Речь в документе идет именно об укрытии для товарища Сталина.

БУНКЕР ДЛЯ СТАЛИНА ПОСТРОИЛ ТОВАРИЩ ЛЕНИН...

Кроме защитных и прочих технических характеристик, в документе удивляет фамилия главного инженера проекта. Черным по белому написано: Ленин.

Именно однофамилец вождя революции руководил проектными работами. Они были оценены очень высоко в другом до­кументе — акте правительственной ко­миссии, который до недавнего времени был засекречен. Комиссия по приемке была назначена постановлением СНК Союза ССР от 16 декабря 1942 года. Она и отметила оригинальность решения объекта № 1. Для главного инженера проекта товарища Ленина эти слова должны были прозвучать музыкой, если он их, конечно, услышал. Упаси Бог по тем временам сделать проект для Стали­на, который бы назвали неоригиналь­ным. Неслучайно объект № 1 — бункер Сталина у комиссии получил оценку «от­лично».

Сталинский бункер представляет со­бой два вертикальных туннеля, которые соединяются на глубине 14 м горизон­тальной галереей, а затем вниз идет еще один туннель к залу заседаний и кабинету вождя, расположенным на глубине 33 м.

Проектируя стволы и галерею, а на многочисленных этажах— различные вспомогательные службы, главный ин­женер товарищ Ленин мог оригинальни­чать сколько угодно. Вождя всех времен и народов это напрямую не касалось. Но на глубине 33 м товарища Ленина словно подменили. Зал заседаний и кабинет — это копия тех помещений, что были в Кремле в годы войны. Причем атмосфе­ру заседаний за длинным столом очень точно передает даже мебель.

В общем, товарищ Ленин, несмотря на оригинальность всего проекта, точно воспроизвел интерьер и даже атмосферу аналогичных кремлевских помещений. И при случае всегда мог сказать, что ни­какой отсебятины здесь нет, так что с не­го и взятки гладки.

ГДЕ СТРОИТЕЛИ?

Бункер Сталина рассекречен почти десять лет назад. Однако осталось и сего­дня немало вопросов. Те 600 метростро­евцев, как отмечают специалисты, бун­кер Сталина возвели в рекордные сроки. Причем москвич Л. М. Семик, на кото­рого мы уже ссылались, утверждает, что к октябрю сорок первого, когда бригады прибыли в Самару, шахты для бункера Сталина были уже отрыты. Семик — ин­женер Метростроя. Он утверждает, что для проходки одной шахты, учитывая технические возможности 40-х годов, потребовалось бы не менее полугода. А шахт было две. Кто же отрыл их до при­езда москвичей?

Вспомним слова писателя Ивана Стаднюка, что бункер для вождя строил­ся по инициативе Берии и силами его ве­домства, то есть зеками. Они, конечно, могли выполнить не требующие особого мастерства все громадные земляные ра­боты, а московские специалисты — дове­сти бункеры до ума. Если это так, то куда подевались зеки «Безымянлага», кото­рый располагался тогда в Куйбышеве? Почему ни один из них до сих пор не зая­вил о себе?

Осенью 1942 года, незадолго до за­вершения объекта № 1, среди зеков «Безымянлага» разбушевалась дизентерия. Акты о смерти осужденных от этой бо­лезни составлялись почти ежедневно. В каждом из них — от двадцати до пятиде­сяти человек. Жители города никаких воспоминаний о такой страшной эпиде­мии не сохранили. Не использовались ли единичные случаи заболеваний для того, чтобы избавиться от строителей сверхсекретных объектов? Ведь нет че­ловека — нет проблемы... Кстати, старо­жилы утверждают, что подземные соору­жения находятся и под теперешним Парком им. Горького, и в районе Хлеб­ной площади. И даже на территории во­енного санатория «Волга». Они якобы уже в разрушенном состоянии. Некото­рые из них, если верить молве, забиты человеческими останками.

И товарищ Ленин до окончания строительства не доработал. В акте государственной комиссии, которая принимала объект, значится уже другая революционная фамилия — главный инженер проекта товарищ Островский. Что же случилось с однофамильцем пролетарского вождя? На этот вопрос тоже пока нет ответа.